so.closed
Раньше мне казалось, что упасть в яму может человек крайне неосмотрительный, неосторожный, и вследствие этого в каком-то роде неблагополучный.
Сейчас я знаю, что самые благополучные туда чаще всего и падают.

Еда на столе, тепло в доме, мало-мальская уверенность в наличии мозгов, а самое главное, даже самое непродолжительное безделье - и вот ты уже ковыряешь влажную глину. Выбираться не хочется. Все и так хорошо. Недели так похожи друг на друга, что возникает ощущение, что они абсолютно благополучны.
В моем случае, правда, это месяцы.

Со мной все в порядке. Я не инвалид, ни умственно, ни физически. Моя природная красота отвлекает внимание от моей неухоженности, незаметной без пристального взгляда. Интеллектуально я развивалась с небольшим опережением, закончила престижный вуз, и это скрыло несколько лет абсолютной стагнации в моей голове. Предрасположенность к худобе позволила забыть о спорте. Я не испытывала потрясений - мой любимый человек живет со мной и обеспечивает меня, как до этого делали мои родители, которые любят меня всем сердцем, балуют и заботятся.

После этого абзаца я вообще не имею права ни на что жаловаться, я знаю это. Но давящее чувство одиночества, нереализованности, бессмысленности меня как вообще природного явления обернулись такой апатией, что даже заключенный строго режима посочувствовал бы моему образу жизни. Я честно не заметила момент, когда руки опустились и больше не поднялись. Как во сне я продолжала совершать какие-то ритуалы - вставала с кровати, ела, ходила по дому, читала что-то обрывками. Кажется, в этом мне я провела около двух лет. Два года, или больше, и ни одной перемены в жизни. Точнее перемены во сне. Я чувствовала жизнь в себе только в одном случае - в путешествии. Этот вынужденный отказ от обыденности заставлял меня вспомнить, как надо вести себя с людьми, правильно есть, пить, говорить, одеваться. Но нельзя путешествовать всю жизнь.

Надо научиться жить здесь.